Хорошего дня!
31

Ради безопасности мы готовы надеть на подростков цифровые наручники

А пойдет ли им это на пользу?

Юлия АЛЕХИНАкорреспондент отдела политики

Входить в школу и выходить из неё ребенок чаще всего может только по карточке, с регистрацией времени проходаФото: Олег ЗОЛОТО

Поводок, цепь и клетка - замечательные вещи: привязанный на поводок, а лучше всего - закрытый за решеткой человек находится в куда большей безопасности, чем человек вольногуляющий. Особенно это относится к детям, которые не всегда понимают, куда они лезут, и что может произойти. Но повод ли это привязывать их на цифровой поводок?

«Большой брат» наступает

Посудите сами: «для безопасности» мы надеваем на руку ребенка смарт-часы, чтобы всегда знать, где он. И когда он где-то «не там» и удаляется из мест помеченных родителями как «безопасные» - у матери или отца звонит тревожный сигнал.

Уже появились города, где дорога в школу теперь должна быть «согласованной со школой» и помеченной как «безопасный маршрут». А если ребенок отклонился - то смотри пункт один. Входить в школу и выходить из неё ребенок чаще всего может только по карточке, с регистрацией времени прохода. И везде камеры, камеры, камеры ...

Но этого мало. Что трекеры и электронные пропуска! В нескольких пермских школах, как нам обещают, вскоре установят системы анализа эмоций: детей станут снимать на видео, а нейросеть будет онлайн анализировать их поведение и намерения - по пластике и выражению лиц. Якобы эту систему «будут использовать для предотвращения чрезвычайных ситуаций». Я не знаю, исчезнут ли чрезвычайные ситуации, но система будет постоянно снимать учеников, а нейросеть - анализировать эмоции по лицам. Она сможет отличить радость от грусти, страх от восторга, агрессию и другие эмоции.

Прогресс? Что-то, видит нейросеть, мне не хочется радоваться. Приучив безропотно подчиняться цифровому поводку целое поколение, мы вскоре увидим те же приёмы контроля поведения и у себя в офисе: кто недостаточно радуется идее работать внеурочно?! А далее технология пойдет везде: на транспорте (Нужна же безопасность!), в общественных местах, в местах отдыха...

Нам это надо? Это то будущее, которого мы хотим? А если нет - то зачем помещать детей в клетку, которую мы сами боимся и не принимаем?

От чего мы умираем

Кстати, так ли страшен черт насилия, как его малюют? В последние годы от внешних причин (так демографы называют смерти, не связанные с болезнями) погибает всего 7-8% от общего числа умерших. А 92-93% - от старости и болезней. Немедицинская смертность у нас самая низкая за последние почти полвека - а по сравнению с пиком 90-х годов она вообще снизилась в два раза. И этот результат был достигнут совершенно иными способами, не такими прямолинейными, без слежки и анализа эмоций. Во многом благодаря наведению порядка в стране, от состояния дорог и мер по контролю за крепким алкоголем до улучшения условий труда. И результат налицо.

Мы опасаемся убийств? Разумно. Но при этом у нас уже сейчас от самоубийств гибнет в два раза больше людей, чем от криминальных посягательств. Росстат регулярно публикует показатели смертности от внешних причин. Это весьма интересные цифры!

Наши граждане в основном гибнут по следующим причинам:

- От повреждений (ПНН)* - 25,8%

- От самоубийств - 13,8%

- От транспортных несчастных случаев - 12,9%

- От отравлений алкоголем - 8,4%

- От убийств - 6,3%;

- От случайных падений 5,1%

- От случайных утоплений 3,9%;

- От пожаров - 2,8%

* Данные за 2016 год. Согласно документам Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) в ПНН («Повреждения с неопределенными намерениями») попадают те случаи смерти, о которых «Доступной информации недостаточно, чтобы сделать вывод о том, является ли данный инцидент несчастным случаем, самоповреждением или насилием»

Cистема безопасности: только для детей!

Есть немалая вероятность, что построив в нашем прекрасном цифровом мире стерильную безопасную среду для детей - мы как отдачу среди подростков получим прирост числа самоубийц, решивших таким страшным способом вырваться из построенной взрослыми клетки. А это довольно распространённый способ «решения проблемы» в подростковом возрасте, это вам скажет и статистика и любой психолог.

Не учитывается ещё одна важнейшая вещь: способность принимать правильные решения в сложной и пограничной ситуации невозможно развить, не дав подростку права рисковать, изолировав его от всех «сложных ситуаций». Известно, что люди, надолго помещенные в среду без микробов, постепенно теряют иммунитет – и потом жутко болеют, массово умирая от обычного гриппа. Вот также мы, похоже, собираемся подрывать социальный иммунитет детей – из самых добрых намерений, разумеется. Огородив их от всего, расставив вокруг турникеты, камеры, подключив «нейросети» и повесив на них маячки.

И, конечно, нужно согласиться с тезисом (не я придумала), что нельзя построить систему безопасности отдельно для несовершеннолетних – вне того, что происходит со взрослыми. Скажем, сколько ни ужесточай правила перевозки детей по дорогам страны, сколько ни набирай в водители людей с хорошими лицами и безупречной родословной в десятом колене – завтра навстречу им вылетит человек на латаном КАМАЗ-е – и все усилия пошли прахом.

Любые крайности рождают чудовищ. Прелестно быть религиозным и нравственным - но в крайней точке этого пути горит костер инквизиции. Здорово болеть за свой народ - но в крайней точке этого маршрута торчит обгорелая свастика.

Вот такое же чудовище может породить и наша понятная и правильная тяга к безопасности. Когда ради безопасности мы вначале посадим в клетку наших детей, а потом не заметим, как окажемся в ней сами.

Подпишись на наши новости в Google News!

ИСТОЧНИК KP.RU

Читайте также